Формировать в Латвии демократические гражданско-военные отношения



Латвия, как одна из посткоммунистических стран, переживает болезненный период преобразований. Общество становится демократичнее, однако государственные учреждения и особенно - Министерство обороны (поскольку сферой его ответственности является деятельность в сущности авторитарной структуры - вооруженных сил) - сталкиваются с трудностями претворения демократических принципов государственного управления в жизнь.

В демократических государствах вооруженные силы ответственны перед обществом, а оно, в свою очередь, заботится о наличии эффективных вооруженных сил. Гражданско-военные отношения являются основной структурной составляющей оборонной политики.

Только латвийское государство и общество вправе определять, какая степень военной безопасности им необходима, сколько они могут за нее платить, чтобы не отрывать бюджетные средства у образования, благосостояния, здравоохранения. Наш выбор ограничивается доказанным историей фактом, что сильная экономика не является панацеей в случае недостаточности военной безопасности, и выводом, что благосостояние не расцветет в государстве, которое не заботится о своей военной безопасности.

После только что прошедшей реорганизации в структуре министерства планирование оборонной политики не связано с финансами, бюджетом и планированием оборонных ресурсов. Это противоречит практике демократических государств, где основой для планирования обороны является бюджет. Структура не соответствует латвийской реальности, где выделенное на оборону финансирование всегда будет ограниченным. Политизация планирования не соответствует сегодняшней ситуации, когда расходы на оборону составляют всего 0,66% внутреннего валового продукта (ВВП) и когда лишь результативная реализация оборонной политики при строгом контроле за расходованием денежных средств позволит увеличить оборонный бюджет.

Фактически новая структура МО порождает второй пост министра со сферой политической ответственности, поскольку в прямое ведение государственного секретаря контроль за расходованием денег не входит. Государственный секретарь становится политическим должностным лицом, что противоречит закону о государственной гражданской службе, где говорится, что госсекретарь является административным руководителем государственного гражданского учреждения. Политическими лицами являются министры, а чиновники существуют для того, чтобы обеспечивать интересы государства постоянно и непрерывно, без политического вмешательства, но при административном контроле. Как же можно осуществлять административное руководство системой обороны без прямой ответственности за бюджет и ресурсы оборонной сферы?

Демократический гражданский контроль проявляется в том, что правительство осуществляет надзор и контроль за военным строительством, а парламент надзирает и за правительством, и за вооруженными силами. Цель оборонной политики демократического государства - достижение максимальной военной безопасности с минимальным ущербом для других общественных ценностей. Для реализации этих целей ответственная за формирование военной безопасности структура, т.е. департамент оборонной политики МО должен не только аргументированно защитить оборонный бюджет, но и в его рамках контролировать распределение и расходование финансов.

Вряд ли мы хотим иметь у себя в Латвии гражданский контроль, смотрящий сверху вниз на офицеров и дающий руководящие указания на уровне деревенского старосты вместо того, чтобы обеспечивать работу офицеров на основе выводов военной экспертизы. Министерство обороны, структура которого не отражает главных целей и критериев существования оборонного ведомства - заботы о возможности обороны, т.е. о вооруженных силах - представляет угрозу безопасности Латвии. Пока министерство не будет строго контролировать, через какие дырявые ведра утекают деньги налогоплательщиков в объеме 0,66% ВВП, состояние дел в сфере военного обучения, обеспечения и оборонной инфраструктуры не улучшится. А проблемы обеспечения подрывают моральный дух солдата и его уверенность в том, что он своей жизнью защищает государство и общество.

До сих пор департамент оборонной политики (ДОП) из-за отсутствия контроля ресурсов и организации не разработал основные документы. С учетом бюджета и ресурсов обороны необходимо подготовить: план развития Национальных вооруженных сил (НВС), план обороны государства, мобилизационный план. Разработать эти документы было поручено в 1995 году, когда Кабинет министров утвердил концепцию обороны. В 1995 году Латвия выгодно отличалась от Литвы и Эстонии как раз наличием концепций безопасности и обороны. Этот факт часто упоминался в западных публикациях. Наш оборонный бюджет превосходил эстонский и был примерно равен литовскому. Сейчас же наш оборонный бюджет вдвое меньше, чем у соседей, а работа над практическим обеспечением принципов тотальной и территориальной обороны не ведется.

Во-первых, разработанный Министерством обороны проект бюджета на 1997 год был слабым из-за отсутствия аргументированного обоснования. Необходимо понять логическую последовательность бюджетного планирования: без оборонного плана нельзя разработать мобилизационный план и закон. Без мобилизационного закона нельзя определить численный состав НВС, без чего, в свою очередь, невозможно разработать пятилетний план развития НВС. Без плана развития невозможно разработать штатные таблицы подразделений (экипировка и вооружение личного состава). И только наличие данных таблиц позволяет обосновать бюджет.

Во-вторых, эффективная работа возможна даже в рамках маленького бюджета, если средства расходуются целесообразно, что достигается отслеживанием выполнения бюджета и соответствующим контролем. И лишь наличие контроля позволяет работать дальше над увеличением бюджета. Неспособность обосновать бюджет и отсутствие основных оборонных документов - законов и утвержденных правительством планов - лежат в основе того факта, что в Латвии нет ни одного полностью укомплектованного боеспособного подразделения (за исключением роты Балтбата, из которой 40 военнослужащих уже ушли).

Политический департамент Министерства обороны призван обеспечивать систему обороны Латвии. Работа Министерства обороны в 1996 и 1997 годах была неэффективной из-за того, что не существовало ответственности руководства. Никто не требовал ответственности и с нижестоящих чиновников. Не было системы отчетов и контроля за командировками. В редких случаях, когда после командировки отчет все же составлялся, никого не волновало, имеет ли командировка смысл и стоит ли продолжать работу. В своих вояжах чиновники расширяли преимущественно личный кругозор. То же самое касается встреч с иностранными представителями в министерстве. Зарубежная командировка по-прежнему остается своеобразным поощрением за покладистость. Министерство обороны существует для своих чиновников, а не как связующее звено между обществом (парламентом и правительством) и вооруженными силами. Так и не внесены изменения в положение об обучении за рубежом - вернувшиеся в Латвию чиновники и военнослужащие, на обучение которых тратится до 50 000 долларов государственных средств, могут спокойно помахать ручкой и уйти.

В Министерстве обороны никто не отвечает за изучение английского языка, никто этот процесс не контролирует. Это официальный приоритет, но реально количество владеющих английским увеличивается только в Земессардзе (ЗС). Министерство не распоряжается полумиллионом долларов программы IMET (Международное военное обучение и помощь), выделяемым администрацией США на обучение оборонных специалистов МО, НВС и других структур. Контроль за этими деньгами передан НВС. В штабе НВС лишь пара офицеров говорит по-английски - в 1996 году 90% этих средств были использованы ЗС. Хорошо еще, что они вообще были использованы - отсутствие ответственности в министерстве привело к тому, что деньги не пошли на обучение тех офицеров МО и НВС, которым это необходимо в первую очередь.

Основой развития вооруженных сил является оборонная инфраструктура. Мы можем заинтересовать НАТО исключительно развитой местной инфраструктурой, особенно в связи с дальнейшими изменениями в структуре альянса. Сотни тысяч уплаченных налогоплательщиками латов ушли на охрану объектов, не представляющих интереса для обороны Латвии. Министерство обороны оплачивает содержание трех аэродромов - в Лиелварде, Тукумсе и Екабпилсе, хотя нужен один основной и один запасной аэродром. Департамент оборонной политики так и не принял решения о том, какие объекты следует оставить в ведении МО, а от каких следует отказаться.

США реализуют проект регионального военного сотрудничества (CENTRAZBAT) в Центральной Азии - в Казахстане, Узбекистане и Киргизии. Учитывая достижения стран Балтии в этой области, американцы обратились с просьбой направить один взвод Балтбата для участия в намеченных на сентябрь 1997 года учениях. Латвию попросили выделить десять человек. Причем министр обороны получил письмо генерала Шина, сопровожденное письмом посла, в котором говорилось, что правительство США (Sic!) просит Латвию поддержать этот проект. Латвия, конечно, вправе выбирать, кого поддерживать - Россию или США, поскольку обе державы имеют свой интерес в Центральноазиатском регионе, обладающем мощным экономическим потенциалом (нефть, природный газ, золото, уран).

Департамент оборонной политики остался равнодушным к проекту CENTRAZBAT, т.е. ему все равно, будет Балтбат/Латвия в нем участвовать или нет. Теперь, когда от Латвии никто не почтил своим присутствием главное совещание по планированию CENTRAZBAT, решение об участии, наконец, принято. Возможное объяснение - заинтересованность МИД, Бюро премьер-министра, Совета национальной безопасности, повлиявших на процесс принятия решений в Министерстве обороны. Проявленное безразличие вполне может повлечь за собой ощутимые последствия для латвийской политики безопасности и нанести ущерб суверенитету страны. Американская сторона неофициально выразила мнение, что отказ поддержать важный для администрации США проект может отрицательно сказаться на поддержке Латвии со стороны США. Прозвучали сомнения относительно участия американцев в учениях Bsltic Challenge 1998.

Почему оборона Латвии заботит другие государственные и негосударственные организации больше, чем некоторых чиновников МО? Только ли потому, что мы полстолетия как мыслили ортодоксальными категориями типа "авось и без меня все уладится", так и продолжаем? Латвии необходима смена парадигм мышления. Увы, само по себе со сменой поколений это не приходит. Учиться рационализму нужно у Запада, но действовать самим.

Автор: Ивета Гейдане, советник государственного секретаря Министерства обороны, Диена

Автор: Shorty
Добавлено: 07.01.2016 02:34
0

You get a lot of respect from me for writing these helpful aritslec.

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha